Идеографический барьер




Обзор литературы


Идеи, близкие к изложенным здесь, высказывались давно. С XIX века в европейской философии повторяется тезис о "переходе из царства необходимости в царство свободы". Преодоление обществом идеографического барьера является именно таким переходом. Концепция традиционного и модернистского общества также предвосхищает наш подход.

Упомянутое выше разделение наук на науки о природе и науки о духе, сделанное неокантианцами, было чрезвычайно важным шагом. Согласно определению неокантианцев, идеографические науки, в отличие от номотетических, имеют дело с индивидуальным, а не с общим. В рамках нашего подхода это определение освещается новым светом: криптоаналитик имеет дело с индивидуальной криптограммой, которую ему надлежит решить.

Также важным шагом была выдвинутая немецкими физиками и философами в начале ХХ века идея о дружественности природы наблюдателю. Согласно этой идее Вселенная в некотором смысле рассчитана на появление наблюдателя, устроена так, что её легко познавать. Виндельбанд, сравнивая истину с белым шаром среди чёрных шаров в закрытой урне, говорит, что этот белый шар чаще попадается в руку.

Мы делаем следующий шаг, и говорим о не-природном знании, шаре, который стремится из руки ускользнуть.

Идеи Переслегина о люденах [2], управляющих Америкой, связаны именно с описанным нами явлением; с нашей точки зрения людены эти появились не в 60-е годы в США, а XVII веке в Британии.

По-видимому, можно сформулировать аналогичное эквивалентное определение идеографического барьера в терминах искусственного интеллекта (см. [2]); общество, преодолевшее барьер, можно рассматривать как систему с высоким искусственным интеллектом. Однако эта область прикладной математики крайне слабо разработана, и аналогии из неё вряд ли могут быть удовлетворительными. Наше гносеологическое определение представляется нам во всяком случае гораздо более чётким, чем любые описания в терминах искусственного интеллекта.

Любопытным аналогом нашего подхода является игровой подход в современной математике. Многие отрасли математики могут быть изложены на универсальном игровом языке. Подобная переформулировка вызывает в последнее время значительный интерес у математиков. Например, в книге [3] строится обоснование теории вероятностей, альтернативное аксиоматике Колмогорова и основанное на игровом подходе.

Перевод традиционных областей математики на упомянутый игровой язык не даёт ничего принципиально нового. По-видимому это связано с тем, что математика до сих пор ориентировалась на изучение природы, построение моделей различных природных явлений. При изучении природы человек не сталкивается с сознательным систематическим сопротивлением. В этом смысле природа дружественна человеку, и поэтому для её описания достаточно классических методов. Игровой подход, однако, позволяет свести все знания о природе в единую систему, которую дальше можно будет развивать в указанном нами направлении.




Содержание  Назад  Вперед